УкрРус

Закон Пашинского: Пинзеник рассказал об угрозах досудебной конфискации

Виктор Пинзеник
Пинзеник рассказал об угрозах досудебной конфискации
© ilife-news.com

Конфискация незаконно присвоенного имущества и его незамедлительная передача в государственный бюджет до решения суда является главной целью закона №4057. Однако данный документ несет и определенные рыски для украинской экономики, поскольку некоторые инстанции могут не признать его действие.

Об этом в эксклюзивном комментарии "Обозревателю" заявил экс-министр финансов Украины, народный депутат Украины (БПП) Виктор Пинзеник.

"Вводится конфискация имущества до вынесения решения суда, которым то или иное лицо признано виновным в совершении преступления. Прошу не путать это с арестом, который является нормальным способом обеспечения будущего судебного решения и касается подозреваемого", — подчеркнул парламентарий.

Пинзеник также отметил, что актуальным остается вопрос, какова вероятность того, что после подобного рода конфискаций Европейский суд по правам человека (ЕСПЧ) по соответствующему обращению не признает такое решение незаконным. По его мнению, вероятность такого решения достаточно высока.

"Понимаю, что в отдельных странах революционная целесообразность может заменить судебные решения об уголовной ответственности. Но в Европе привыкли, что только суд может признать человека виновным. Поэтому трудно ожидать, что ЕСПЧ признает уголовное наказание, которым является конфискация, без признания судом вины владельца соответствующего имущества", — отметил Пинзеник.

Еще одна сложность, по мнению парламентария, заключается в том, что решение о конфискации имущества и вовсе могут признать незаконным. В таком случае государству придется не только вернуть конфискованное и компенсировать ущерб, судебные и другие расходы — для многих казнокрадов это открывает дорогу к легитимизации награбленного.

"Для возвращения незаконных состояний должны состояться суды, которые за два года так и не смогла начать украинская правоохранительная система. Потому что только судебные решения обеспечивают реальное возвращение награбленного", — подчеркнул Пинзеник.

Кроме того он акцентирует внимание на том, что необходимо четко определить, что именно входит в ценности, подлежащие конфискации. "Мы слышим о $ 1,5 млрд, или около 40 млрд грн в эквиваленте, находящихся под арестом в Украине. О факте такого ареста слышал. Но в большей части — это не деньги. Это ценные бумаги, долговые обязательства, по которым правительство должно заплатить определенную сумму денег их владельцам", — говорит Пинзеник.

По его мнению, в случае конфискации эти бумаги целесообразнее всего будет списать, уменьшить на соответствующую сумму долг страны. Это позволяет единовременно сэкономить на погашении долга десятки миллиардов гривен и кроме того ежегодно экономить несколько миллиардов гривен на уплате процентов в связи с уменьшением долга. Альтернативным вариантом является продажа ценных бумаг.

"Не буду гадать, какая часть средств этой дорожкой не дойдет в казну, потому что не знаю, по какой цене, с каким дисконтом (скидкой к номиналу) и как будут продаваться эти ценные бумаги. Однако если придется выполнять решение ЕСПЧ о незаконности конфискации, то возвращать из казны придется по номиналу, без каких-либо скидок. Возможны и другие варианты. Но очевидно, что о первом варианте, по которому страна получает всю сумму единовременно и несколько миллиардов ежегодно, речь не идет. Потому что для этого нового закона не требуется. Соответствующая норма есть в действующем законодательстве. Красивая обертка, которой уже несколько недель кормят людей. Хуже, когда заглядываешь под нее", — резюмировал Пинзеник.

Как сообщал "Обозреватель", ранее общественный аудитор Максим Гольдарб заявил, что законопроект о конфискации №4057 задуман рейдерами, которые сейчас занимают государственные должности, и по своей сути является преступлением — это покушение на хищение того, что есть у украинцев.

Наши блоги