УкрРус

Удрали на шлюпке: в НБУ раскрыли схемы, которые обанкротили "Хрещатик"

Банк "Хрещатик"
Рожкова рассказала, что НБУ не виноват в схемах "Хрещатика"
© facenews.ua

Проблемы в банке "Хрещатик" копились все минувшее десятилетие. Годами банк кредитовал своих акционеров, а кредиты получали не коммунальные предприятия. Даже если бы Киев выкупил банк всего за 1 гривню, в итоге киевляне бы заплатили около 5 миллиардов гривен.

Об этом в колонке на "Экономической правде" написала и.о. замглавы Национального банка Украины Екатерина Рожкова.

"НБУ всегда до последнего старается спасти банки. Исключение из этого правила — "схемные" банки, к таким у нас нулевая толерантность. Но если капитан с помощниками сорвали с корабля самые ценные приборы и удрали на шлюпке — не стоит винить в крушении корабля службу навигации", — считает представитель регулятора.

Крупнейшими акционерами банка, сообщила Рожкова, на момент ввода временной администрации были: Андрей Иванов — партнер "Киевской инвестиционной группы" — 37,44%, Николай Солдатенко — 24,24% и 25% пакетом акций владела Киевская городская государственная администрация. Фактически за деньги коммунальных предприятий и депозиты населения девелоперскую бизнес-империю строил Андрей Иванов.

По ее данным, банк выдавал связанными с ним компаниям кредиты под залог "мусорных" бумаг. Твердых залогов, например, построенные объекты недвижимости девелоперской группы, банк никогда не получал.

Рожкова отметила, что у КГГА не было смысла спасать банк, выкупив доли у других акционеров. Киев получил бы убыточный банк, кредитный портфель которого почти полностью состоит из невозвратных кредитов, в залоге — "мусорные" облигации.

"То есть киевлянам, заплати город даже одну гривню за банк, "Хрещатик" в реальности обошелся бы почти в 5 млрд гривен — те деньги, которые нужно было внести в капитал, и которые город по сути подарил бы частным акционерам когда-то коммунального банка.

"Другая схема вывода денег — прямая покупка "мусорных" облигаций фиктивных компаний-"прокладок". "Хрещатик" был единственным покупателем и держателем этих "ценных" бумаг, их "рыночная" стоимость искусственно накручивалась фиктивными котировками на биржах. Более того, банк нередко кредитовал компании своих частных акционеров на заведомо невыгодных условиях. Большинство заемщиков банка и эмитентов ценных бумаг, которые покупал банк "Хрещатик", никогда не генерировали денежных потоков, достаточных для обслуживания привлеченных от банка кредитов", — подчеркнула Рожкова.

Она также заявила, что ставки по кредитам зачастую были ниже, чем ставки по депозитам, которые "Хрещатик" привлекал у населения. Иными словами — банк не зарабатывал денег: напротив, с середины 2014 года получал процентный убыток, что полностью противоречит всей логике ведения банковского бизнеса.

Зам Гонтаревой рассказала, что после диагностики банка стало понятно, что больше трех четвертей кредитно-инвестиционного портфеля "Хрещатика" — или около 6 млрд гривен — приходилось на компании, аффилированные с его частными акционерами.

"Проблема кредитования связанных лиц — не единственная у банка. Помимо нее беспокойство у НБУ вызывала и "дыра" в капитале "Хрещатика". Результаты проведенного в 2015 году диагностического обследования банка показали, что акционерам нужно было увеличить капитал на 4,8 млрд гривен. Первое, что мы видели — требовались кардинальные изменения всей бизнес-модели банка. По сути она сводилась к привлечению депозитов населения и коммунальных предприятий и финансирования связанных с акционерами банка лиц. Банк почти не кредитовал физических лиц, хотя позиционировал себя, как банк для киевлян", — написала Рожкова.

Представитель регулятора подчеркнула, что больше года Национальный банк "настоятельно требовал" от акционеров "Хрещатика" пересмотреть бизнес-модель банка и покрыть риски дополнительным капиталом. В декабре 2015 года после завершения стресс-тестирования банка состоялось совещание НБУ с менеджментом и акционерами, на котором обсуждались потребности "Хрещатика" в капитале.

Позиция НБУ, утверждает Рожкова, была стандартной: акционеры банка должны начать погашение кредитов связанных компаний и обеспечить докапитализацию.

"Мы получили устное заверение, что деньги будут возвращаться уже в январе, однако никаких убедительных шагов сделано не было. В какой-то момент мы вздохнули с облегчением: акционеры банка выразили намерение поддержать его и до конца марта влить в капитал 600 млн гривен. Нас это устраивало, ведь программа докапитализации банков рассчитана на три года. Для латания оставшейся дыры у них хватало времени. Не хватило, как оказалось, желания. В середине марта мы забеспокоились: начала доходить информация о конфликте акционеров. В это же время в банке резко сократились остатки на счетах юридических лиц.", — отметила и.о. замглавы НБУ.

По словам Рожковой, окончательно ситуация обострилась в последние дни месяца, "Хрещатик" потерял ликвидность — компании, связанные с владельцами банка, перевели счета в другие финучреждения. КГГА, волнуясь за деньги своих предприятий, тоже начала переводить их счета в другие банки.

"Деньги из "Хрещатика" выходили, ликвидность резко падала — банк ввел ограничения на проведение платежей. Мы встретились с акционерами и потребовали объяснений происходящему в банке, но внятного ответа не получили. К переводу счетов добавились операции по выведению залогов и дроблению депозитов, которые были проделаны в выходные дни! Тут уже любые переговоры стали бессмысленными — нужно было действовать безотлагательно. НБУ принял решение о признании банка неплатежеспособным. В него в тот же день вошла временная администрация, которая отстранила от управления банком менеджмент — правление и набсовет", — рассказала банкир.

Она считает, что ситуация с "Хрещатиком" уникальна.

"Обычно акционеры до последнего пытаются отстоять свой банк, составляют планы финансового оздоровления, согласовывают их с нами, просят предоставить кредит под качественные залоги — все для того, чтобы банк мог спокойно преодолеть временные трудности. Но собственники "Хрещатика" и сам банк не обращались к НБУ с просьбой о получении стабилизационного кредита", — подчеркнула представитель регулятора, отметив, что последний раз банк приходил с просьбой о поддержании ликвидности в начале февраля и получил тогда 190 млн гривен тендерного рефинансирования под ликвидный залог в виде ОВГЗ.

Все факты по доведению банка до неплатежеспособности будут собраны и переданы в правоохранительные органы в самое ближайшее время. НБУ, пообещала Екатерина Рожкова, сделает все от них зависящее, чтобы виновные понесли наказание.

Как ранее сообщал "Обозреватель", Нацбанк признал "Хрещатик" неплатежеспособным 5 апреля 2016 года.

Наши блоги