УкрРус

Геологоразведка в России: дело государственной важности?

Геологоразведка в России: дело государственной важности?

В этом году государство потратит на геологоразведку на 18 процентов меньше, чем годом ранее. По словам экспертов, для эффективного развития отрасли требуется в семь раз больше.

Всего 6 процентов наращиваемых ежегодно запасов углеводородов приходятся в России на новые месторождения. Нефтяным компаниям невыгодно заниматься геологоразведочными работами (ГРР). Государство же, которое, по мнению экспертов, несет ответственность за воспроизводство минерально-сырьевой базы, коль скоро от этого зависит энергетическая безопасность страны, сокращает расходы на ГРР, надеясь на приход новых частных инвесторов.

Вложения и отдача

По данным Минприроды, в 2014 году на геологоразведку в России было потрачено 290,7 миллиарда рублей, из которых 255 миллиардов были инвестированы недропользователями, 35,7 миллиарда поступили из федерального бюджета (из них на долю ГРР в сфере нефти и газа пришлось 16,4 миллиарда рублей). Общий объем инвестиций в геологоразведку на 2015 год неизвестен, однако уже объявлено, что расходы государства будут сокращены до 29,2 миллиарда рублей.

В Минприроды сообщают, что текущих инвестиций пока с избытком хватает на то, чтобы прирост запасов превышал объемы добычи. В прошлом году - на 46 процентов: добыто было 527 миллионов тонн нефти и конденсата, прирост запасов составил 750 миллионов тонн. В то же время, если взглянуть на структуру прироста запасов, можно увидеть, что на долю новых месторождений приходится всего 6 процентов. Львиная доля новых запасов обеспечена доразведкой старых месторождений и их переоценкой.

Эксперты объясняют это тем, что нефтяным компаниям не совсем выгодно заниматься разведкой новых месторождений. Как заявил DWнефтегазовый аналитик Sberbank CIB Валерий Нестеров, "новые разведочные скважины, в отличие от эксплуатационных, которые стоят 1-3 миллиона долларов, достигают в цене 8-10 миллионов долларов. Это дорого". По словам эксперта, "нефтяные компании не считают разведку приоритетной, поэтому выделяют средства на нее по остаточному принципу".

Подход нефтяников

Финансовые показатели крупнейших недропользователей подтверждают эти слова, причем неважно - государственная компания или частная. Государственная "Роснефть", например, в своем годовом отчете за 2014 год сообщает, что на геологоразведку на суше и шельфе компанией было потрачено 31,2 миллиарда рублей при общих капитальных затратах в 533 миллиарда. Частный "Лукойл" - в своем отчете - заявляет о потраченных на ГРР 1,4 миллиарда долларов (около 77 миллиардов рублей) при общих капзатратах в 15,4 миллиарда долларов (около 847 миллиардов рублей).

Практически в один голос нефтяники заявляют о превышении прироста собственных запасов над добычей. "Лукойл" - на 21 процент, "Татнефть" - на 35 процентов, "Газпром нефть" - на 34 процента, "Роснефть" - на 18,7 процента (по нефти и конденсату), "Башнефть" - на 69 процентов. Одновременно сообщается о том, что этих запасов хватит на много лет вперед: "Роснефть" утверждает, что ее запасов нефти ей хватит на 20 лет, "Башнефть" - на 17, "Татнефть" - на 32 года.

Говоря о России в целом, аналитики ВР также довольно оптимистичны: в своем прогнозе до 2035 году они говорят о перспективе в 26 лет, которая, по их подсчетам, обеспечена примерно 14 миллиардами тонн доказанных запасов. Правда, здесь есть одно "но". "Не все эти запасы можно брать традиционным путем, не применяя капиталоемких технологий. При низких ценах на нефть возникает риск того, что рентабельность такой добычи резко упадет. А вот активных запасов России при текущих объемах добычи хватит всего на 5-7 лет", - считает руководитель дирекции по научной работе Института геологии и разработки горючих ископаемых Евгений Грунис.

Ответственность государства

Для того, чтобы уровень воспроизводства запасов не сокращался, необходимо интенсифицировать геологоразведку, считают эксперты, ведь только суша России изучена сегодня всего на 50 процентов. По словам Груниса, государство должно взять при этом значительную долю ответственности на себя. По мнению ученого, госфинансирование ГРР должно составлять не нынешние 29 миллиардов, а 150-200 миллиардов рублей в год.

В 2011 году в России была создана госкомпания "Росгеология", объединившая 38 геологических предприятий по всей стране. Однако результаты деятельности холдинга, который существует уже 4 года, пока не совсем очевидны. В пресс-службе ОАО "Росгеология" затруднились ответить, какой прирост запасов углеводородного сырья (УВС) был достигнут холдингом как за прошлый год, так и за предыдущие три года его существования.

Из годового отчета акционерного общества компании следует, что доля "Росгеологии" в геологоразведке УВС составляет "более 10 процентов". При этом в прошлом году на проведение работ в этом сегменте было потрачено 4 миллиарда рублей. "Этого крайне недостаточно", - убежден Грунис.

"Государство должно проводить не только региональные исследования, но и площадные работы по подготовке месторождений. Если подготовили надежную структуру, почему бы не выставлять ее на продажу? Государство бы от этого только выиграло", - предлагает эксперт.

Технологические юниоры

Между тем государство, напротив, изыскивает сегодня пути для того, чтобы переложить геологоразведочные тяготы на частные компании. "Необходимо создать условия по замещению государственных вложений частными инвестициями", - заявил в начале года глава Минприроды Сергей Донской.

Уже с прошлого лета, когда стали ощутимыми технологические и финансовые санкции Запада, в министерстве вынашивают идею привлечения к ГРР так называемых "технологических юниоров" - независимые инновационные компании, которые за счет своих технологий и инвестиций внесут значительный вклад в воспроизводство минерально-сырьевой базы.

"Пока массового характера эта идея не приобрела", - говорит Валерий Нестеров. По его словам, сейчас "идет перетягивание одеяла: государство ждет вклада компаний, компании же ожидают от государства, чтобы оно само готовило для них запасы".

Препятствием для открытия дела "с нуля" является, по словам аналитика, недоразвитость российской банковской системы, отсутствие традиций ведения такого бизнеса небольшими компаниями, множество административных барьеров. "Иными словами, пока делаются несистемные попытки изменения ситуации", - резюмирует Нестеров.

Наши блоги