УкрРус

Бизнес на траве: "Золушкин сон" и "Чернобыль" приносят миллиарды бюджету США

  • Марихуана "в законе"
    1/1
    Марихуана "в законе"| © Андрей Резникович

На дворе трава: в четырех американских штатах, разрешивших продажу и производство марихуаны, профессиональные садоводы все чаще меняют квалификацию. Из мирных ботаников они превращаются в настоящих вавиловых — выводят новые и новые сорта веселящего и успокаивающего, легкого и крепкого зелья с более чем достойными названиями: "Чернобыль", "Божий дар", "Иисус", "Ананасовый рай" и "Золушкин сон".

Корреспондент американского издания ForumDaily посетил несколько частных плантаций Западного побережья — в Орегоне и Вашингтоне, — побывал на стеклодувном производстве и даже выяснил цены для розничной торговли.

Майкл

Ничем не примечательный амбар в промзоне Сиэтла приютил не только туристическую фирму, но и стеклодувный цех, и арт-мастерскую, и даже небольшой музей. Здесь находится KUSH — один из крупнейших тур-операторов Сиэтла с необычной специализацией: организацией экскурсий по марихуановым плантациям Вашингтона.

Их в штате более 200: некоторые расположены в той же промзоне, в нескольких кварталах от KUSH, некоторые — в провинции, с видом на океан и 3-дневными дегустациями плодов плантации. Правда, в специально отведенных для этого местах.

Экскурсиями ведает Майкл Гордон. Его мать — японка, отец — выходец из Днепропетровска. Майкл говорит только на английском и поглядывает на меня, как на сообщницу, рассказывая о том, что бокалу вина он давно предпочитает пару затяжек зелья. Я честно признаюсь: именно потому, что я так и не потеряла своей марихуановой невинности, меня и отправили об этом писать, поскольку были точно уверены, что я не зависну с косячком в Сиэтле, на берегу залива.

Майкл Гордон. Фото: Андрей Резникович

Майкл тут же оговаривается:

- С курением на берегу залива есть нюанс: согласно законам штата, употреблять каннабис можно, в лучшем случае, во дворе собственного дома. Но уж никак не на улице или в баре. Есть, правда, пара мест и даже специальных хостелов, но курение в них разрешено только гостям. И если уж купишь "в подарок", имей в виду: вывозить из Вашингтона я не советую — законы многих американских штатов не настолько либеральны, загремишь в кутузку за милую душу.

Употребление "травки" в медицинских целях разрешено в 24 американских штатах и округе Колумбия — сердобольные доктора выписывают ее пациентам как лекарство от судорог, депрессии, головной боли и еще довольно внушительного списка болезней. А вот продажа каннабиса без рецепта разрешена лишь в Колорадо, Вашингтоне и на Аляске. Правда, торговать можно только в специально отведенных местах, только за наличные, и на входе у каждого обязательно проверяют удостоверение личности.

Присмотрись к парковкам в Сиэтле: из машин клубы дыма, полиция проезжает мимо на "сигвеях" — никакой реакции на характерный запах. А знаешь, почему? Потому что за "джойнт" здесь точно не посадят — полиция интересуется вещами посерьезнее.

Майкл ведет меня на короткую экскурсию — с туриста за подобный рассказ он взял бы от $50, в зависимости от пожеланий клиента. Майкл не без гордости демонстирует стеклодувную мастерскую — можно сделать бонг своими руками, расписать его в цвета радуги или оставить прозрачным и маленьким. Главная задача мини-школы: ученики должны не только делать красивые, но и функциональные вещи.

Гитара-бонг

Гитара-бонг — особенный предмет гордости стеклодувов. Фото: Андрей Резникович

Особый предмет гордости стеклодувов — гитара-бонг. Можно играть и курить одновременно — гитара отлично звучит и производит дым. Стоит немало — более $15 000 — и считается произведением современного искусства.

Майкл смеется: куришь ли ты из такой гитары, из маленького бонга или просто свернешь себе косячок — способ никак не влияет на крепость травки. Это все равно, что сравнивать, будет ли бурбон сильнее в зависимости от того, пьют его из бутылки или из стакана — речь, скорее, идет об эстетической составляющей.

Джефф

Джефф — профессиональный садовод. Он знает о растениях все: о том, что мята, где ни посади, съест базилик, и сколько солнца нужно пионам. Раньше он работал на ферме, занимающейся мини-огородами и рассадой. С момента, когда Вашингтон легализовал продажу марихуаны, новая работа нашла его сама: сосед Джеффа, Омар, решил открыть свою плантацию. Теперь они партнеры — Джефф знает, как ухаживать за растениями, выводить новые сорта и следить, чтобы в женском марихуановом "монастыре" не было никаких "мальчиков": лучшие кусты — женские, от мужских нужно немедленно избавляться.

Он не без гордости показывает плантацию — она в таком же ангаре, как и KUSH, но вместо беззаботного Майкла на входе нас встречает охранник: я показываю водительское удостверение и взглядом упираюсь в троих здоровяков, ощипывающих огромные кусты марихуаны, похожие на деревья, от ненужных листьев.

Рядом с ними женщина лет 50 сворачивает "косячки".

Джефф хохочет: вот она, ломка стереотипов. Ты что, ожидала увидеть стайку хипстеров в шапках и с бородами? Это как с кубинскими сигарами: очень хочется верить в то, что их сворачивают юные девицы на внутренней стороне бедра. У нас этим занимается Мария, она уже бабушка.

Мария, профессиональная сворачивательница "косячков". Фото: Андрей Резникович

Бабушка усердно скручивает несколько тысяч самокруток за свой рабочий день и жалуется, что не помешало бы радио или чтение вслух — подыгрывая нашим околокубинским шуткам. В каждой самокрутке — около четверти грамма марихуаны, готовые "косячки" расфасовывают по 7 штук в жестяные коробки, похожие на старинные портсигары.

Готовые джойнты перед расфасовкой в коробки. Фото: Андрей Резникович

Джефф показывает плантацию: в первой комнате — юные побеги. Все они — продукт селекции и клонирования, никаких семян — только отростки. Из 20 выживают сильнейшие, они остаются в этом зале в течение 2-3 первых недель жизни. Клоны только на первый взгляд абсолютно одинаковы — с характерными удлиненными листьями и специфическим запахом. Джефф расставил таблички разных цветов: те, что с красной, поднимают настроение, зеленые — повышают тонус, их особенно любят медики, желтые и успокаивают, и веселят.

- Мое самое любимое занятие — придумывать названия для новых сортов. Есть у нас один с особо сильным седативным действием, называется "Чернобыль". Это я придумал. А еще есть "Иисус" — вот у Марии, той, что крутит косячки, так зовут сына. Она когда услышала, как мы назвали новый сорт, нисколько не обиделась, но особо религиозные люди иногда заходятся в праведном гневе, а я им говорю: попробуйте, возможно, вы в первый раз почувствуете любовь.

Когда растения подрастают — их пересаживают в горшки побольше, иногда скрещивают веселящие с расслабляющими — выходит "сезонная смесь", как в ресторане.

Каждому растению присваивают свой личный номер — приставляешь сканер и сразу же видишь: сколько поливали, сколько солнца давали, когда посадили, с чем скрещивали, когда переносить в следующую комнату.

Каждое растение имеет свой персональный номер. Фото: Андрей Резникович

Она называется желтая или "цветочная" комната — здесь живут марихуановые 4-месячные "деревья", дожидающиеся появления так называемых "цветков", они должны пожелтеть или даже стать янтарными. Тогда придет здоровяк в резиновых перчатках и аккуратно срубит растение.

Цветочная комната. Фото: Андрей Резникович

С него срежут ненужные листья — их могут отправить на переработку и сделать из них кремы, масла, шампуни или даже марихуановую водку.

Оставшие "цветки" еще на стеблях оставят сушиться — на этом этапе государство уже страхует каждое растение. Стоимость — порядка $900 в случае пожара или ограбления.

Потом их отсортируют, цветки срежут, очистят щеткой и отправят в банки — издали они выглядят как жасминовый скрученный зеленый чай.

Омар

Когда Омар начинал этот бизнес, он знал все о том, как нужно подать заявку — онлайн, как в лотерею, и ждать выигрыша и, соответственно, разрешения. Он точно знал о налогах, которые ему придется заплатить со всей своей прибыли — около 50% на все про все: за поставки в магазины и за продажу покупателям. Теперь их на законодательном уровне сократили до 37%. Омар знал и о том, что каждый день к нему могут придти с проверкой из комиссии штата по контролю за оборотом алкоголя и наркотиков. Теперь он просто отправляет им результаты еженедельных тестов новой продукции, полученные из лаборатории — насколько крепкой выросла травка, какое содержание тетрагидроканнабинола (порой оно настолько высоко, что его продукцию попросту нельзя продавать).

Омар. Фото: Андрей Резникович

- Я очень рад тому, что после легализации марихуаны ею всерьез занялись на научном уровне — много колледжей штата ввело ее производство в свою программу, медицинские центры делают много исследований о ее влиянии на человеческий организм. И самое главное: еще недавно травку покупали с рук, в подворотнях, и единственный, кто на ней зарабатывал, была наркомафия. Сейчас цены упали в несколько раз — грамм в розницу обойдется приблизительно в $10-11, хотя его себестоимость — $1,5. Но никакой торговли из-под полы. Можешь пить вино, можешь выбрать себе косяк под настроение.

Мы с Омаром тут же начинаем обсуждать машины на парковках и курящих в них парней. Он хмурится: курить в салоне и водить после этого — не одно и то же. Наказание будет таким же, как и за вождение в пьяном виде: полиция разрабатывает схему анализов и оценки того, достаточно ли адекватен водитель. Омар в этом вопросе суров: покурил — не води.

Он иногда покуривает — немного и не на работе: здесь повсюду камеры и, по закону, курить здесь строго запрещено.

Джереми

Профессия тестер: Джереми. Фото: Андрей Резникович

Ему можно и нужно курить: его профессия — тестер. Он курит дома, уже не прячась от мамы, — ему больше 21 года. Говорит, что грешил травкой еще со старшей школы, но теперь ее употребление — его служебная обязанность. Он должен дотошно описать ощущения, страхи, скорость "прихода", количество еды, которую он употребил до и после.

- Это прикольная работа: после того как целый день фасуешь травку, прийти домой и покурить ее, потому что это — тоже работа. Я не скажу, сколько я зарабатываю, но на хлеб мне точно хватает.

Аргументы и факты

Согласно статистике ООН, травку покуривают около 4% населения Земли — это 158.8 миллионов человек. Еще 94 миллиона, среди которых американский президент Билл Клинтон, признались, что хотя бы раз затягивались.

Кроме этого, согласно исследованию The ArcView Group, рынок каннабиса — один из самых быстро растущих в США. Только за 2014 год он вырос на 71%. Это неудивительно — в марихуановые плантации и разработки активно инвестируют даже знаменитости — Стинг, Джордж Клуни, Морган Фримен, Дженнифер Анистон и Меган Фокс, Снуп Дог и Джастин Тимберлей. Джордж Сорос пожертвовал около миллиона долларов на кампанию в поддержку легализации травки; впрочем, остается неизвестным — покуривает ли сам меценат.

Только 250 американских банков (из почти 8 тысяч) инвестировали в это направление из-за специфичности бизнеса и неопределенности его статуса.

Несмотря на это, легализация марихуаны почти в половине американских штатов стала причиной так называемового "зеленого" бума — консалтинговые агентства по выращиванию марихуаны, открытию соответствующих магазинов и бизнеса по производству косметики на основе конопли растут как на дрожжах. Гид по организации обойдется в $2000-2500, советы — около $500 за разовую консультацию, бизнес-план с учетом специфики законодательства каждого штата — почти в $1000.

Конопляный бизнес открыл тысячи рабочих мест — от тестеров до сомелье, сервисов по доставке марихуаны, сайтов знакомств "по интересам", тематических туров по фермам и плантациям, кондитерских по производству пончиков, конфет и пирожных на основе каннабиса.

Такой быстрорастущей популярности травки рады представители федеральных властей - в их бюджеты ежегодно приходят миллиарды долларов, которые используются на поддержание и развитие инфраструктуры, дорог, детских площадок и поддержку малообеспеченных. Но, самое главное, легальный марихуановый рынок намного легче контролировать.

Место:
Наши блоги