УкрРус

Тарифы до небес. Украинцы расплачиваются за коррупционные схемы "Нафтогаза"

Тарифы до небес. Украинцы расплачиваются за коррупционные схемы "Нафтогаза"

С 1 апреля в Украине почти в 6 раз повышаются тарифы на газ. Тариф на тепло увеличится на 72%. Существенно дорожают абсолютно все коммунальные услуги (инфографику по повышению тарифов смотрите здесь). Правительство оправдывает свою "первоапрельскую шутку" требованиями Международного валютного фонда. Дескать, без повышения тарифов кредита нам не дадут. Действительно ли МВФ требует таких мер? Не следовало ли сначала заняться реформированием "Нафтогаза" и только потом повышать стоимость газа для населения? Можно ли ожидать катастрофического роста неплатежей за коммунальные услуги?

На эти вопросы "Обозреватель" попросил ответить экономиста Виктора Лисицкого, председателя Комитета экономистов Украины Андрея Новака и директора Института развития экономики Украины Александра Гончарова.

ОСНОВНАЯ МОТИВАЦИЯ ПРАВИТЕЛЬСТВА – УГОДИТЬ МВФ?

Виктор Лисицкий: Я бы не сказал, что это фундаментальная мотивация. Дело в том, что, во-первых, МВФ лишь повторяет те принципы, которые он сформулировал лет 15-20 назад. И его идеи (от которых наша власть трусливо удирала) основаны на колоссальной аналитике. Ведь МВФ сотрудничает с десятками стран на протяжении нескольких десятков лет! Макроэкономист-аналитик скажет: Это просто колоссальная выборка. Колоссальная и по размерам, и по охвату очень разных экономик. Во-вторых, очень болезненные изменения потребителей с энергосектором зрели ещё с большевистских времен. Имею ввиду то, что широкие массы трудящихся своими платежами не компенсировали даже себестоимость производства разных видов энергий. За них платили производства (бизнеса, по современной терминологии). То есть себестоимость кубометра газа или киловатта электроэнергии компенсировалась далеко не всеми потребителями. Существовали всякого рода льготы. Затраты по значительной части личного потребления граждан в основном компенсировались за счет предприятий хотя внешне это часто выглядело как благодеяние столицы. А ведь власть-то не создаёт прибавочной стоимости. Она её только прожирает и делит. А энергоресурсы, и просто ресурсы должны быть доступными, но продаваться должны уж не ниже себестоимости + рентабельность. Иначе мы никогда не избавимся от хамского использования ресурсов (что категорически, например, исключено у процветающих немцев).

Андрей Новак: Главная мотивация – минимизировать дефицит бюджета НАК "Нафтогаз Украины". Чтобы это сделать, правительство не находит других методов, кроме как просто повышать тарифы, не решая проблем коррупционных схем, которые используются в "Нафтогазе". МВФ никогда не требовал повышения тарифов, цен, налогов. МВФ требует от страны, которой предоставляется кредит, только одного: сбалансированности бюджета, чтобы он был бездефицитный или малодефицитный. Фонд указывает нам на болевые точки в затратной части бюджета – на дефицит "Нафтогаза", дефицит Пенсионного фонда.

Александр Гончаров: МВФ – это организация, которая предоставляет кредиты. Они просто хотят понять, из каких средств мы собираемся им отдавать кредит. И все. А то, что делает правительство… Мне представляется, это уже от отчаяния – они не знают, что можно сделать, чтобы заработала экономика. Легче всего взять от того, кто меньше всего защищен. С крупного бизнеса, с олигархов они не могут взять, деоффшоризацию провести они не могут. А простой обычный гражданин – самый податливый, поэтому они и повышают тарифы.

Как иначе можно было сбалансировать бюджет? Очень важно было в самом бюджете забить хотя бы на двухлетний период инвестиционный план. Должны были быть выделены отрасли и конкретные точки роста в реальном секторе экономики, которые можно было бы поддерживать. Это первое. Второе – люди не доверяют банковскому сектору. Поэтому нужно было бы развивать другие источники финансирования для развития экономики. Прежде всего, это источники, которые генерируют "длинные деньги". Их генерируют негосударственные пенсионные фонды, страховые компании и институты совместного инвестирования.

МОЖНО ЛИ НАЗВАТЬ НОВУЮ ЦЕНУ НА ГАЗ ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ ЭКОНОМИЧЕСКИ ОБОСНОВАННОЙ?

Виктор Лисицкий: Это вопрос непростой. МВФ может взять статистику по нескольким десяткам стран за несколько десятков лет, на фоне которой мы со своими аргументами будем выглядеть не очень убедительно. У них огромный опыт. С другой стороны, МВФ говорит, что в стране должны проводиться реформы. И говорит какие. И (главное!) даёт деньги.

Андрей Новак: Об этом надо спрашивать руководство "Нафтогаза" - является ли эта цена для них экономически обоснованной и покрывает ли себестоимость газа. Но из опыта предыдущих повышений нет никакой гарантии, что мы действительно сможем достичь бездефицитности "Нафтогаза". Потому что проблема НАК не в тарифах, а в коррупционности. Это наибольшая коррупционная схема в Украине.

Александр Гончаров: Мне представляется, что это отдельный разговор. Этим должна заниматься не НКРЕ, а Антимонопольный комитет. С каких это причин вдруг в 3,3 раза поднимается стоимость? Облгазы – монополисты, у них есть собственники. Они обосновывают эти тарифы НКРЕ. Пусть нам в интернете покажут эти обоснования. Они пишут об "инвестиционной составляющей". Они – акционерные общества. Тогда объясните: почему я не становлюсь владельцем части акций? А так, я должен вкладывать деньги в инвестиционные проекты этой компании. С какой стати? Ты собственник, бери свои деньги, инвестируй… Но монополист решает все свои проблемы за счет наших денег. АМК этим не занимается.

НЕ СЛЕДОВАЛО ЛИ СНАЧАЛА РЕФОРМИРОВАТЬ НАК "НАФТОГАЗ", А ПОТОМ ПОВЫШАТЬ ТАРИФЫ?

Виктор Лисицкий: Это два взаимодополняющих вопроса, поэтому реформирование НАК "Нафтогаз" нельзя откладывать в долгий ящик.

Андрей Новак: Реформа "Нафтогаза", как и другие экономические реформы, у нас не осуществляются – идет только имитация. Объяснение только одно: при власти находится политическая каста, как и в оппозиции, которая раньше была властью. Они год за годом формировали коррупционную схему, посредством которой они кормились и кормятся до сих пор. Они не заинтересованы в том, чтобы менять ее. Изменить систему смогут только те, для кого она никогда не была источником обогащения. От действующих политиков я, честно говоря, уже ничего не жду.

Александр Гончаров: Это уже не причина, а следствие. Конечно, и это нужно делать, но там главная причина – в коррупционных схемах. Из одного правительства в другое переходят одни и те же схемы.

КАК ПОВЫШЕНИЕ ТАРИФОВ ОТРАЗИТСЯ НА СОСТОЯНИИ ПЛАТЕЖЕЙ? СМОЖЕТ ЛИ МЕХАНИЗМ СУБСИДИЙ ПРЕДОТВРАТИТЬ МАССОВЫЕ НЕПЛАТЕЖИ?

Виктор Лисицкий: Риск неплатежей, конечно, есть, но я думаю, что правительство будет быстро реагировать. Могут быть социальные взрывы, майданы – это вполне вероятно. Нужно быстро на них реагировать и предпринимать какие-то меры, чтобы уменьшить социальную напряженность. Главное: дать деловые, конкретные советы бизнесменам и быть с ними в постоянном творческом контакте. И тогда продуктивный энтузиазм бизнеса снимет многие неприятные вопросы. Не буду оригинальничать и повторю известное: Кризис формирует новые возможности роста экономики и развития личности. Не могу не информировать читателей: У банков уже есть вполне работоспособные предложения по развитию безресурсного финансирования бизнеса. И уже его объёмы достигли десятков млрд. грн. А почему наш уряд это не пропагандирует?

Андрей Новак: Я думаю, мы вернемся к ситуации, которая была в конце 1990-х годов – начале 2000-х. Тогда были огромные долги по оплате за жилищно-коммунальные услуги, иногда неплатежи доходили до 90%. Возможно, сегодня ситуация не будет такой критической, но долги по оплате услуг ЖКХ будут возрастать – это очевидно. Когда цены растут на все категории товаров, а доходы не увеличиваются, очень большая категория граждан окажется неплатежеспособной. Они будут выбирать товары и услуги, без которых невозможно обойтись, и не платить за коммунальные услуги.

Наверное, можно ожидать и социальных взрывов. Сейчас в Украине относительное социальное затишье только потому, что мы имеем внешнего врага, Россию. Но есть определенная грань. Когда люди поставлены на грань выживания, тут уже никакие уговоры власти не помогут.

Александр Гончаров: Премьер-министр говорит: "Я понимаю, что невозможно платить такие деньги…" и так далее. Но если он это прекрасно понимает, чуда ведь никакого не произойдет. С чего людям брать? Безработица только нарастает. Субсидии – это всего несколько сот гривен, они не спасут. Достаточно зайти в магазин и посмотреть, какие цены. Конечно, будут неплатежи. Самое опасное, когда человек загнан в угол – он непредсказуем.

ЧТО ПОДОРОЖАЕТ ВСЛЕД ЗА КОММУНАЛЬНЫМИ УСЛУГАМИ?

Виктор Лисицкий: Все будет дорожать. Этому подорожанию нужно противопоставить ускорение развития бизнесов. Ведь у нас, по крайней мере, с полдесятка мощных конкурентных преимуществ мирового значения, которые мы ещё не научились толком использовать. Например, АПК. 2003 год – наши селяне вырастили только 20 млн. тн. (в 2,5 раза меньше чем при большевиках). После 2003 г. производство зерна стремительно росло и в 2014 г. село обрадовало нас урожаем почти в 64 млн. тн. – в 3 с хвостиком раза больше. За 10 лет рост в 3 раза! Это очень сильно! Одновременно, на мировом рынке обострялся спрос на харчи и поэтому цены выросли от (примерно) 150 дол./тн. до более чем 300 дол./тн. – в 2 раза. То есть рост производства зерна в 3 раза и рост мировых цен в 2 раза должен дать нам рост потенциальной выручки в 6 (шесть!) раз. А село наше это почувствовало? А нация наша об этом рывке в общество экономического благоденствия знает? Нет! Наши дятлы (Кабмин) занимаются совсем другим…

Андрей Новак: Не столько вслед за подорожанием коммунальных услуг, сколько за подорожанием иностранных валют. Началась цепная реакция. Сначала рост цен на импортные товары, потом – на услуги, а потом уже и на отечественные товары. Ревальвация уже не имеет особого значения. И производители, и торговцы уже приучили потребителей к новому уровню цен. Если и будет откат цен, то только на несколько процентов. У нас уже никогда не будет тех цен, которые мы видели год назад – ни на топливо, ни на продукты питания, ни на услуги – что коммунальные, что транспортные.

Александр Гончаров: Самое опасное – то, что с поднятием тарифов растет инфляция. НБУ поднял учетную ставку и просто убил рынок кредитования. Реальный сектор экономики под такие ставки, конечно, уже кредитоваться не будет. Пусть сам НБУ объяснит, каким бизнесом надо заниматься, чтобы брать кредиты под такие высокие ставки.

С нового года у нас раскрутилась инфляция до 30%. Когда поднимут тарифы, она вырастет еще больше. Это будет двойной удар.

В СЛУЧАЕ ПРЕДОСТАВЛЕНИЯ УКРАИНЕ СКИДКИ НА РОССИЙСКИЙ ГАЗ, ОТРАЗИТСЯ ЛИ ЭТО НА СТОИМОСТИ ГАЗА ДЛЯ НАСЕЛЕНИЯ?

Виктор Лисицкий: Я не верю "Газпрому". Они будут что-то мудрить и, в конце концов, постараются нас обмануть. Российская власть – это самая бессовестная власть мира, а по агрессивности она уступает только иранской и севернокорейской.

Андрей Новак: "Газпром", возможно, и предоставит нам скидку, потому что это связано с общим снижением цен на энергоресурсы. Но вряд ли это приведет к снижению тарифов. Нас уже приучили к новым тарифам. Учитывая, что "Нафтогаз" - это большая коррупционная схема, не думаю, что они будут реагировать на изменение цены на газ на рынке.

Александр Гончаров: На стоимости бензина отразилось удешевление нефти на мировом рынке? Нет. Нам объясняют: девальвация такая-то, поэтому мы привязываемся к доллару. Поэтому я не верю. Есть все экономические основания, чтобы снизить цену, но этого не происходит, потому что формирование тарифов и цен закрыто от общественности. Вы как СМИ поднимите вопрос: дайте нам экономическое обоснование, чтобы мы могли показать его нашим читателям, как формируется этот тариф.

Наши блоги