УкрРус

Экс-министр энергетики Плачков о веерных отключениях, контракте с Россией и вопросах к Яценюку

Экс-министр энергетики Плачков о веерных отключениях, контракте с Россией и вопросах к Яценюку

В канун Нового года министр энергетики и угольной промышленности Владимир Демчишин заявил, что в Украине больше не будет веерных отключений электричества. При этом он подчеркнул, что правительство приняло для этого все необходимые меры, очевидно, имея в виду подписание Украиной контракта на импорт электроэнергии из России, вокруг которого сейчас разгорелся скандал, и возобновление поставок угля с ЮАР.

Позже стало известно о договоренности между представителями украинского и российского углепрома касательно снабжения углем украинских теплоэлектростанций, а также о готовности украинских властей закупать топливо c оккупированных боевиками территорий.

О текущем состоянии энергетики в период отопительного сезона, о кризисе в управлении энергетической отраслью, изъянах контракта на импорт электроэнергии из России, а также о том, возобновятся ли аварийные отключения света, в интервью "Обозревателю" рассказал министр энергетики Украины (1999, 2005-2006 гг), председатель "Всеукраинской Энергетической Ассамблеи" Иван ПЛАЧКОВ.

Читайте: "Бери или плати": подробности скандального контракта на поставки электроэнергии из России

Иван Васильевич, не так давно, 9 января, на заседании антикоррупционного комитета Верховной Рады Вы сказали, что ситуация в топливно-энергетическом секторе является критической. Тем не менее, с начала года в Украине прекратились масштабные отключения электричества. Значит ли это, что ситуация улучшилась, и как Вы в целом оцениваете сегодняшнее состояние в энергетике?

Я бы не говорил об улучшении ситуации, потому что мы еще не знаем, какие температуры могут нас ожидать. Сейчас погода работает на отрасль.

Начну с того, почему топливно-энергетический комплекс (ТЭК) Украины сегодня оказался в критической ситуации.

Основная и главная задача отрасли - обеспечивать энергоресурсами экономику страны и её граждан. Естественно, эти потребители – экономика и граждане – потребляют энергопродукты сколько хотят и когда хотят (не спрашивая, есть или нет), а энергетический комплекс должен спрогнозировать необходимый объем потребления.

Энергоресурсы есть первичные и вторичные. К первым относятся уголь, нефть, газ, урановое топливо. Вторичные - это тепло и электроэнергия. И если первичные энергоресурсы можно накопить на складах и в хранилищах, то запастись вторичными энергоресурсами невозможно.

Мы же вошли в отопительный сезон с дефицитом порядка 5-10 млрд куб газа и 3,5 млн тонн угля, и дефицит этот только увеличивался. Вот, например, с сегодняшнего дня до конца апреля нам надо сжечь ещё как минимум 4-5 млн тонн угля. Это примерно 4 тыс. эшелонов.

Причины дефицита общеизвестны. Сначала у нас не было газовых контрактов с Россией, а в хранилищах было мало газа. Вместо 25 млрд мы заходили в зиму с 15 млрд, а сколько там было на самом деле, сложно сказать.

С началом боевых действий на Востоке страны, когда железнодорожные пути повреждены, большинство шахт были затоплены, мы вошли в отопительный сезон с объемом угля в 1,5 млн тонн вместо 3-3,5 млн. На сегодня объем угля на украинских складах составляет 1 млн 100 тыс. тонн – а это ниже критического уровня.

Когда есть дефицит, то получается дисбаланс между выработкой электроэнергии и её потреблением. Например, если люди хотят потребить 24 000 МВт электроэнергии (пиковые часы нагрузки на электросети), а энергосистема может выработать только 21 000 МВт, то получается 3 000 МВт дефицита.

Если есть такой разрыв, что надо делать? Поскольку объединенная энергосистема (ОЭС) работает как одно целое (это как реки впадают в море), то надо либо сокращать потребление электроэнергии (отключать потребителей), чтоб не допустить аварий в энергосистеме, или импортировать электроэнергию из России (наша энергосистема синхронизирована с российской).

Графики аварийных отключений в декабре начались именно по причине возникшего дисбаланса в ОЭС, ведь импортировать российскую электроэнергию мы начали только в конце месяца (с 30 декабря. - Ред.).

То есть, другого выхода, кроме как применять графики аварийных отключений электричества, на тот момент не было?

С теми запасами, с которыми мы вошли в зиму, увы, не было. Хотя я ещё весной во многих интервью, на пресс-конференциях говорил, что мы очень беспечно входим в отопительный сезон. Но, к сожалению, никаких оперативных государственных решений для стабилизации ситуации в отрасли предпринято не было.

Давайте разберемся, почему нельзя было обойтись без отключений. Если в ОЭС в силу разных причин происходит дефицит электроэнергии, диспетчер или поднимает те мощности, которые у него в резерве (например, гидроэлектростанции), или дает команду отключать потребителей. Но диспетчер не может самостоятельно решать, каких потребителей отключать, а каких нет. Должен быть разработан перечень потребителей по всей Украине равномерно. Этот перечень утверждается сначала профильным министерством (Минэнергоугля), потом Кабмином, который разрешает диспетчеру (чтобы к нему потом не пришла прокуратура) отключить потребителей при существующем дефиците.

Если дефицит мощностей все равно остается, и все 10 очередей графика аварийных отключений (ГАО) не помогают, диспетчер вводит спецочередь. Он уже дает команду отключать с подстанций целые регионы. Но такие подстанции тоже должны определяться Кабмином.

Но в случае, если и это не помогает (дефицит остается), то чтоб сохранить энергосистему, есть так называемая АЧР (автоматическая частотная разгрузка). Это когда независимо от человека система рефлекторно отключает от энергопотребления. Есть 7 очередей АЧР. Если уже запущены все эти очереди, но дефицит все равно есть, тогда энергосистема "гаснет" - наступает блэкаут.

Так вот, чтобы сохранить "живучесть" энергосистемы, обойтись без ГАО под конец года нельзя было.

Другой вопрос, что делать это надо было не так. То, что было у нас в декабре, это не веерные отключения. Я бы назвал их беспорядочными хаотичными отключениями – людей об этом не предупреждали, отключали одних по 5-6 часов, других совсем не отключали. Кому же это понравится?

Риторический вопрос...

Именно, никому!

Но можно ли было сделать эти вынужденные меры менее ущербными для потребителей? Ведь предприятия тогда несли значительные убытки, население негодовало. Какие ваши рекомендации?

Существует опыт 1999 года, когда оперативно была создана межведомственная комиссия, в которую вошли представители ключевых министерств и ведомств, заместители губернаторов регионов. Отрасль оперативно управлялась и координировалась. Владея оперативными цифрами по запасам энергоресурсов, их дефициту, прогнозируя объемы дефицита мощности, реально представляя картину дел в отрасли, для каждого региона на два месяца был разработан график веерных отключений электроэнергии. Эти графики, прежде всего, утверждались министром энергетики, вице-премьером и выносились на рассмотрение Кабмина.

Графиком определялись потребители и часы, когда они будут отключаться от электричества. Но самое главное – эти графики доводились до ведома всех граждан. Каждый зам главы обладминистрации работал с каждым районом, с председателем сельсовета. Проводились сходки села. Людям говорили, что электроэнергии не будет 3 раза в сутки в четко определенные часы. Все знали – когда отключится и когда включится, и подстраивались под этот график. Хаоса не было!

То, что было у нас в декабре, это не веерные отключения. Я бы назвал их беспорядочными хаотичными отключениями

Что было у нас сейчас? Кто-то видел эти графики? Зато все называли – вот у нас "веерные отключения". И никто не понимал, даже премьер и профильный министр, что на самом деле - это были аварийные отключения. А почему так называли? Потому что сегодняшнее руководство ТЭК - это люди без энергетического образования и не знающие производственных процессов в отрасли. Вот и получилось такое – кошмарили потребителей, кошмарили энергетиков.

Кстати, по поводу кадровых ротаций. Общественность с большой долей скепсиса обсуждает недавнее кадровое назначение главы НКРЭКУ (им стал 24-летний бывший менеджер "Рошен" Дмитрий Вовк - ред.). Какое ваше мнение?

Когда мне показали этот указ Президента, я даже не поверил сначала. С точки зрения процедуры, которая закреплена законодательно, - это абсолютно непрофессионально.

Давно зная Порошенко как опытнейшего государственного деятеля, чиновника высокой квалификации, занимавшего высочайшие государственные должности, я почти уверен, что он этого указа не видел, иначе он бы такого не допустил. Назначить главой НКРЭКУ 24-летнего парня, который вообще не имеет стажа работы в государственных органах и в энергетике, и тем более с формулировкой "за згодою", это, по меньшей мере, очень удивительно для меня. Такая формулировка применяется только в указах о создании консультационных комиссий или рабочих групп в случае привлечения народных депутатов или граждан других государств, которых Президент не может обязать выполнять эту работу. Но ни в коем случае при назначении чиновника первого ранга.

Я почти уверен, что на указе был поставлен факсимиле, и он прошел мимо Президента. Петр Алексеевич очень опытный человек, и в первую очередь как администратор. Поэтому, мне кажется, в том окружении Президента, которому он доверяет, я бы даже назвал это сверхдоверием, находятся непрофессиональные и неподготовленные люди, которые принимают абсолютно смешные решения в то время, пока глава государства занят решением более глобальных проблем, в первую очередь, вопросами сохранения целостности страны.

Помимо нового главы НКРЭКУ, не так давно сменилось почти все руководство профильного министерства во главе с министром, главы ГП "Укринтерэнерго", НЭК "Укрэнерго". По Вашему мнению, последние кадровые назначения в отрасли усугубляют ее кризис?

Мне трудно сказать однозначно. Я лишь предполагаю, что люди, не знающие производственные процессы в энергетике, не могут назначаться на такие должности. Хотя, не исключено, что они могут быть суперпрофессионалами (знать три языка и так далее). Но самое интересное – и это факт – что формирует руководство ТЭКа не Президент. Вернее, этих людей выбирает не Президент. А кто выбирает – неизвестно.

Вы настаиваете на усилении управленческого аппарата отрасли профессиональными-энергетиками со стажем?

Главная проблема в том, что сегодня вообще никто не управляет отраслью. Она никак не координируется и не управляется. Решения по ТЭКу принимаются эпизодически, хаотично, несистемно, ситуативно, и во многом – непрофессионально.

Президент занимается глобальными вопросами сохранения целостности страны (армия, АТО и т.д.), премьер занят поиском денег для стабилизации экономики, а ТЭК – как хребетообразующая отрасль – остается в стороне.

Второй немаловажный факт, который влияет на стабильность работы энергетики, - это политическое противостояние между премьером и президентом. Вспомните недавние манипуляции с закупкой угля из ЮАР. Кому-то не понравился посредник. Вообще у нас в стране уже много лет работает формула - "если это не мой посредник, то это плохой посредник".

Так вот, посредник оказался плохой, и пошла прокуратура, все смотреть-выискивать, чтоб доказать, что кто-то не зря нахмурил брови. Пока разбирались с тем, насколько африканский уголь качественный, он сгорел на электростанциях. И ничего. Мы потребили электроэнергию без отвращения. И сейчас мы продолжаем покупать у этой же компании уголь.

Я давно говорил, давайте покупать уголь, где только можно, и на оккупированной территории договариваться о поставках, подписывать контракты с любыми поставщиками, которые к нам приходят, иначе мы людей заморозим. Младенцы должны быть в тепле, сыты и одеты, несмотря на то, кто их родители, иначе мы не люди!

Ещё один пример - импортирование электроэнергии из России. В свое время на очередном заседании СНБО Президент принимает решение покупать электроэнергию в РФ. Вслед за этим замминистра энергетики (Вадим Улида. – Ред.) подписывает разрешение на импорт электроэнергии какой-то компании, но Кабинет министров категорически с этим не соглашается, и замминистра со скандалом снимается с должности. А потом через неделю Кабмин принимает решение покупать электроэнергию в России. Как это назвать?

А потом премьер-министр делает громкие заявления, которыми обвиняет энергетическую отрасль в коррупции...

Вы имеете ввиду недавнее заявление премьер-министра Арсения Яценюка о том, что украинской власти удалось добиться успеха в преодолении коррупции в энергетической сфере?

Да, заявил, что уже нет коррупционеров. А как это так случилось? А что изменилось? Кого посадили, например? Кто оказался коррупционером из энергетики? Покажите их народу. А теперь мы говорим, что мы победили коррупцию. Абсолютно пафосные заявления!

Иван Васильевич, буквально на днях в Украине разразился очередной энергетический скандал после того, как в СМИ появилась копия поручения Яценюка министру энергетики Владимиру Демчишину с требованием объяснить подписанные с Россией контракты на поставки электроэнергии из РФ в Украину и Крым. Как Вы прокомментируете эту ситуацию?

Контракты на импорт электроэнергии из РФ и поставку её в Крым между "Укринтерэнерго" и российскими "Интер РАО" и ООО "ЦОР" были подписаны без должного обсуждения и согласования.

Почему такая ситуация произошла? На каждой встрече (совета энергорынка. – Ред.) мы говорим, что это вопросы особой государственной важности (обеспечение Украины энергоресурсами. - Ред.), и нельзя их решать такими "междусобойчиками".

Назначили какого-то нового руководителя "Укринтерэнерго" (мы не знаем его в энергетических кругах). Говорят, талантливый менеджер...., а кто назначил? 29 декабря он поехал в Москву и подписал контракт. Как он мог его подписать? Такие договора заключаются только тогда, когда проверяются и визируются всеми ведомствами - должна работать государственная машина: есть МИД, есть дипломаты. А тут какой-то "междусобойчик" возник.

Сегодня отрасль никак не координируется и никем не управляется. Решения по ТЭКу принимаются эпизодически, хаотично, несистемно, ситуативно, и во многом – непрофессионально

Прежде, чем отправляться на переговоры в Россию, глава "Укринтерэнерго" должен был получить директивы, согласованные на уровне Министерства финансов, Министерства экономразвития и торговли, Министерства иностранных дел, Министерства энергетики и угольной промышленности и премьер-министра.

Что удивляет меня больше всего? Это то, что премьер-министр обратился к министерству, и требует объяснить ему некоторые моменты этих контрактов. Абсолютное удивление! Как можно было допустить, чтоб такие важные для страны документы подписывались государственной компанией на миллиардные суммы без ведома Кабинета министров Украины, а премьер-министр не знал их условий? Теперь он запрашивает эти контракты более чем через полмесяца после подписания. Я не понимаю алгоритма.

Но мы все-таки открыто поставим эти вопросы премьер-министру, а также ряд других - министру энергетики и НКРЭКУ - 23 января на очередном заседании членов оптового рынка электроэнергии.

Так что было на самом деле подписано? Владеете ли Вы информацией, на каких условиях мы импортируем электроэнергию с РФ и поставляем в Крым?

Подписанные контракты содержат ряд существенных изъянов. И эти изъяны были публично вскрыты на заседании совета оптового рынка электроэнергии 15 января, когда представитель "Укринтеренерго" не смог ответить на поставленные вопросы энергетиков, а представители Миненергоугля и НКРЭКУ не пришли на заседание.

В частности, цена импортируемой из РФ электроэнергии является непостоянной, в то время как цена украинской электроэнергии, поставляемой в Крым, зафиксирована на одном уровне.

Кроме того, я задавал вопрос, почему в контракте штрафы предусмотрены только для украинской стороны? Ответа не получил.

Я также считаю, что невыгодным для Украины условием является то, что поставки электроэнергии из РФ осуществляются по ровному суточному графику. Это заставляет без должных на то оснований ночью разгружать тепловые блоки украинских ТЭС, работающие на профицитном угле марки Г. В результате экономические последствия для Украины будут очень серьезные, которые исчисляются сотнями миллионов. И, думаю, социальные последствия тоже. Это зарплата, работа энергетиков, шахтеров.

Вместе с тем, необоснованным является решение о расчетах в рублях в рамках контрактов.

В целом там есть много над чем поработать…

Продолжение читайте во второй части интервью.

Наши блоги