УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Алекс Лисситса: в Украине агробизнес только формируется

Алекс Лисситса: в Украине агробизнес только формируется

Сельское хозяйство Украины давно стоит на коленях, и это далеко не секрет. Но для улучшения ситуации действия властей, во-первых, кажутся хаотичными, во-вторых, вовсе не в целях удовлетворения потребностей населения. Как возродить аграрный потенциал и вернуть экономику сельского хозяйства к жизни, нам рассказал президент Украинского клуба аграрного бизнеса Алекс Лисситса. Эксперт поведал «Обозревателю» о перспективах развития аграрного рынка, проблемах украинских производителей и о грядущем подорожании продуктов питания.

- Алекс, недавно вы представили Украину на 17 инвестиционном форуме стран Центральной и Восточной Европы в Австрии. Есть ли инвестиционные перспективы у Украины, ведь не так давно вы говорили, что заинтересованность зарубежных инвесторов в украинской экономике сведена к минимуму?

- Нужно сказать, что есть большая озабоченность как раз у европейских и иностранных инвесторов относительно развития экономики в восточноевропейских странах, куда, естественно, относится и Украина. В ходе форума обсуждались отношения Украины с международными инвесторами, МВФ, то есть то, что на сегодняшний день вызывает большую обеспокоенность и внутри страны. Эта тема широко обсуждалась в рамках форума, и нужно сказать, что поднималось огромное количество вопросов не в пользу Украины. Инвесторы бросали в сторону Украины камни относительно коррупции, рейдерства, относительно непрозрачности нашей судебной системы. Также был поднят вопрос касательно непрозрачной и достаточно неоднозначной политики страны относительно экспорта, в частности, затрагивались темы экспортных пошлин, ограничений, в том числе по сельскому хозяйству.

- В части сельского хозяйства у евроинвесторов также есть вопросы к Украине?

- Что касается сельского хозяйства, то была отдельная секция, в которой я принимал участие, и естественно, что 90% вопросов касательно Украины были связаны с грядущим введением рынка земли. Иностранные инвесторы просто не могут понять, а тем более спрогнозировать, чего ожидать от его введения. В Украине за последние полгода было как минимум 6 вариантов данного законопроекта, и уже все просто-напросто потерялись, никто не понимает, о чем идет речь, какие положения еще актуальны, а какие нет, когда будет вступать закон о рынке земли в силу, а самое главное, как данный закон будет способствовать развитию агросектора в стране. Вопросы также возникают относительно ограничений по аренде, по собственности на землю, и куда движется сельское хозяйство Украины вообще. Поэтому на сегодняшний день я бы сказал, что отношение к Украине как к объекту инвестиций достаточно предупредительное.

- Насколько мне известно, аграрии против принятия законопроекта о рынке земли в том виде, в котором он есть сейчас. А каким бы вы хотели его видеть? Что конкретно не устраивает агропроизводителей? Все боятся земельного монстра?

- Мы все прекрасно понимаем, и в парламенте понимают, что не только украинские аграрии против рынка земли, а и в целом сельское население не поддерживает эту идею. На сегодняшний день власти не удалось убедить граждан Украины, в первую очередь, жителей сельской местности, собственников земельных участков, работников сельского хозяйства в том, что эта реформа будет прозрачной, чистой и понятной. До тех пор пока мы не сможем убедить крестьян, что вот здесь все понятно, до тех пор будет сложно убедить людей в том, что эта реформа кому-то принесет пользу. В данном законопроекте депутаты пытаются учесть интересы всех и вся и решить все проблемы села, которые накопились за 20 лет, одним махом. А так, к сожалению, не бывает. Поэтому данный законопроект, который рассматривается Радой в разных вариантах уже около полугода, действительно несбалансирован. Он не показывает нам того, как мы движемся вперед и где мы будем через 10-15 лет. Одни нормы декларируют то, что нужно развивать крестьянские фермерские хозяйства со 100 га собственности и в это же время ограничить аренду земли, другие говорят, что идеи развития фермерских хозяйств у нас вроде бы и нет, и мы поддерживаем рынок аренды земли, которую в то же время ограничиваем, а выкупать эти паи будет уже государство по пока непонятным схемам.

На сегодняшний день действительно очень много спорных моментов и касательно роли государственного земельного банка, которого еще не создали, и финансирования земельных транзакций, и решения по аренде земли. Сегодня огромное количество компаний арендуют большие массивы, которые получили финансирование извне в виде выхода на внешние биржи, займов у Европейского банка реконструкции и развития, крупных финансовых корпораций. Возникает вопрос о том, что действительно с законом о рынке земли запутались уже и аграрии, и депутаты, и инвесторы. Даже эксперты не понимают, о чем идет речь. Я думаю, нужно просто собраться, у нас еще есть время, сесть и разработать нормальный законопроект, о котором бы все сошлись во мнении. Нам нужен документ, в котором каждая структура, начиная от фермерского хозяйства до большой корпорации, имела бы свое место и знала бы свое предназначение.

- Сегодня также актуален вопрос о том, что происходит с озимыми. Действительно ли придется пересевать?

- У нас было засеяно озимыми около 8,5 млн. га земли, из которых 6,5 га. – озимая пшеница, порядка 300 га озимая рожь, около 1 млн. га – озимый рапс. На сегодняшний день действительно есть угроза того, что в следующем маркетинговом году у нас возникнут определенные сложности с продовольственным зерном нового урожая. Почему это произошло? Потому что из того, что мы засеяли осенью, по самым скромным подсчетам мы уже потеряли около 2 млн. га. Почему потеряли? Потому что была очень сухая погода как раз в период ранней вегетации растений. Теперь же проблема у нас другая, в особенности в южных регионах страны, поскольку покров снега был очень тонкий – до 10 см, а мороз очень сильный – до -30 градусов. Из-за морозов те растения, вегетационный период которых был не достаточно совершенным, скорее всего, не перезимуют. Отойдут растения или нет, сказать мы пока не можем, пока это только на уровне догадок и прогнозов. Но уже сейчас можно сказать с уверенностью, что в целом нам придется пересевать около 4 млн. га, то бишь около 50% всех озимых культур. Вот тут возникает вопрос, чем мы будем пересевать, когда и кто будет это финансировать, потому что уже сейчас нам не хватает семян, у нас действительно сейчас возросли цены на семенной материал до 40%, поскольку отмечается огромный спрос на рынке, который мы не можем удовлетворить.

Министерство аграрной политики и продовольствия ввиду сложившейся ситуации инициировало отмену импортной пошлины на семена хотя бы для того, чтобы уменьшить каким-то образом расходы аграриев и увеличить предложение на рынке. Второй момент – это защита растений, и третье, конечно, это финансирование, потому что сегодняшние ставки по банковским кредитам абсолютно не оправдывают затраты крестьян. Это 30-40% годовых в гривне. С такими условиями финансирования единственное, что может окупаться в АПК, - это производство конопли для туристов Амстердама.

- Как ситуация с пересевом зерновых повлияет на продовольственные цены? Каков ваш прогноз по ценам на продукты питания?

- Прошлый год был достаточно интересным в плане того, что аграрии произвели рекордный урожай не только по зерновым, но и по картошке, и по так называемой борщевой группе. Теперь, естественно, возникает вопрос: в прошлом году посеяли много, получили много, заработали мало. Так есть ли смысл в этом году садить много, если этого не будет кому продавать? Я думаю, что в этом году рекордных урожаев у нас уже не будет, соответственно, и цены на продукты питания будут расти.

На мой взгляд, в текущем году нам не удастся переломить ситуацию на рынке молока, поэтому мы увидим стабильный рост цены на молочные продукты в пределах 5-7%, выше уже подниматься некуда. Что касается зерновых, у нас в прошлом году был хороший урожай, следовательно, должны быть хорошие переходные запасы, поэтому проблем здесь не должно быть. По мясу я не думаю, что у нас будут какие-то проблемы, потому что если в этом году мы будем пересевать ярыми культурами, то они пойдут в основном как раз на корма, таким образом, будет сбалансирована кормовая база для животноводства. Поэтому, если возрастание цены и будет иметь место, оно будет скорее всего не критичным, на 5-7%, это обычный инфляционный процесс.

- Что вы думаете о продуктовой войне с Россией? Правда ли, что украинские сыры не соответствуют стандартам качества РФ?

- Ситуация достаточно абсурдна. Потому что, во-первых, «Роспотребнадзор» вышел с заявлением о том, что административная реформа в Украине является неправильной. Возникает логичный вопрос, какое отношение имеет «Роспотребнадзор» к реформе украинского фитосанитарного наблюдения и контролю за качеством продуктов питания? Сыр вышел на второй этап опять же непонятно почему. Я думаю, что здесь две проблемы. Первая проблема – это внутренние войны непосредственно в Украине, связанные с переделом полномочий в силу административной реформы. Соответственно, сейчас мы еще не можем разобраться, кто тут чем занимается, и кто за что отвечает. А во-вторых, продуктовая война с Россией у нас идет с 2005 года и перемирия длятся недолго. Это и сырная, и молочная, и мясная война, и сахарная… Я думаю, что здесь те экспортеры нашей аграрной продукции, которые были игроками на российском рынке, все эти политические риски должны были и будут учитывать. И недавнее заявление о том, что у всех украинских сыров в магазинах Москвы были взяты пробы, и везде было найдено пальмовое масло, - это полная чушь, потому что такого быть не может в принципе. По технологии не так просто сделать сыр из пальмового масла. А во-вторых, есть такие бренды и компании украинские, как, к примеру, «Милкиленд», который давно и успешно экспортирует свою продукцию в Российскую Федерацию. Таким производителям было бы очень дорого подделывать свой продукт, потому что они котируются на бирже, и из-за какого-то скандала терять сотни миллионов долларов капитализации компании им смысла просто нет.

- Какое место сегодня в структуре экспорта занимает сельхозпродукция? Как можно увеличить ее долю?

- В прошлом году мы экспортировали продукции на около 12 млрд. долларов, в сельском хозяйстве у нас положительный баланс около 5-6 млрд. долларов. Насколько я помню, аграрный сектор Украины занимает второе-третье место после металлургии и химии. В процентном соотношении это около 10-15%.

- Какие меры необходимо предпринять государству, чтобы получить новые рынки сбыта для украинской сельскохозяйственной продукции и в целом для пищевой продукции?

- У нас в этом ключе есть вопросы. Мало того, что мы не знаем, какие рынки нам нужны, потому что сама система агробизнеса только выстраивается на каком-то этапе. Мы вышли на возможность экспорта определенных культур, которые нам позволяют экспортировать излишки. В первую очередь речь идет о зерновых, масличных культурах, подсолнечном масле. Эти культуры завоевали свои рынки, они знают, что такое Украина и, естественно, их можно только наращивать, у нас там есть классические конкуренты. Это США, ЕС, Россия и Казахстан, поэтому тут все относительно понятно: мы можем взять только ценой и качеством. Что касается других рынков, кроме мяса птицы, где у нас хорошие и цена, и качество, они для нас пока в принципе закрыты.

Тут возникает ряд вопросов, как можно и нужно улучшить ситуацию с экспортом. Первый вопрос – это открытие зоны свободной торговли с Евросоюзом. Это позволит нам экспортировать большие объемы продукции, которые мы до сих пор далеко за рубеж почти не продавали. В первую очередь это свинина, говядина, соки, томатные пасты, сыры, молочная продукция. Это даст нам подтянуть наши стандарты безопасности и качества продукции к европейским, что в свою очередь позволит выходить на рынки Северной Африки, Израиля, Саудовской Аравии, Южной Азии, Индии и в другие страны. Поэтому здесь у нас должна первая задача стоять о подписании соглашения о ЗСТ, переходе на европейский стандарты, и, как и любой другой аграрной стране, нам нужна система аграрных атташе при посольствах, которые бы занимались исключительно аграрной тематикой, форсировали бы продвижения наших товаров на внешних рынках.

На сегодняшний день у нас единственная страна в мире с таким аграрным потенциалом, при этом у нас нет ни единого аграрного атташе, поэтому здесь, конечно, больше проблемы. И, безусловно, нужно отдавать должное, что у нас абсолютно отсутствует маркетинговая политика на уровне государства. Мы абсолютно не продвигаем наши товары, у нас на уровне Минагрополитики бюджет, предусмотренный на выставки за границей, мизерный, с ним презентовать себя и что-то начинать за границей совершенно невозможно. Я уже не говорю о том, что должна быть маркетинговая политика относительно того, что украинское - это вкусно, украинское - это полезно, качественно. Этого просто нет, и поэтому наши товары за границей никому неизвестны.