newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

Газовые переговоры с Россией: что выиграла и проиграла Украина

Газовые переговоры с Россией: что выиграла и проиграла Украина

21 октября в Брюсселе начались трехсторонние газовые переговоры. В преддверии события были озвучены прогнозы относительно возможных "камней преткновения". Тем не менее, по результатам первого дня работы переговорщиков было заявлено о некоторых успехах. Так, говорилось о согласованной цене на российский газ – 385 долларов за тысячу кубометров, - а также о якобы согласованном принципе предоплаты.

Следующая встреча сторон состоится ровно через неделю. А пока "Обозреватель" постарался проанализировать, что выиграла и что проиграла украинская сторона на данном этапе переговоров. Своими оценками с нами поделились: руководитель Центра энергетических исследований Константин Бородин, президент Киевского института энергетических исследований Александр Нарбут и независимый эксперт Владимир Сапрыкин.

ЧТО МЫ ВЫИГРАЛИ

Константин Бородин: "Самое главное – это то, что наши власти начали предпринимать шаги, чтобы страна зимой была с газом. Ситуация противостояния была очень опасной для страны - это могло закончиться прекращением подачи газа и деградацией газотранспортной системы на период до весны. Поэтому позитив состоит в том, что власти осознали, насколько страшные перспективы угрожали стране, и начали заниматься этим вопросом. Это большой плюс.

Конечно, если бы они начали заниматься этим раньше, например, летом, то переговорная позиция Украины была бы сильнее. Но все лето и все начало осени "Нафтогаз Украины" пытался препятствовать допуску на украинский рынок газа частных компаний. От этой позиции НАК отошел только в начале октября. До этого украинские импортеры, покупатели, имея договоренности с европейскими трейдерами, не могли включить объемы газа в баланс – не было законного механизма импорта этого газа, потому что "Нафтогаз" его искусственно блокировал.

Ситуация изменилась к лучшему – и это хорошо".

Александр Нарбут: "Я думаю, сегодня еще рано говорить о каких-то выигрышах, поскольку нет подписанного документа. Условия, о которых сообщают стороны, пока отличаются. Соответственно, уверенности в том, что окончательный документ будет подписан 29 октября, у меня лично нет. С другой стороны, если эта договоренность все-таки будет надлежащим образом оформлена и не будет напрямую связана с действующим контрактом, у Украины будет реальная возможность в пиковый период опереться на поставки российского природного газа, которого не хватает в балансе осенне-зимнего сезона".

Владимир Сапрыкин: "Пока мы ни в чем не выиграли. Ни одна сторона ни выиграла, ни проиграла, поскольку не подписан ни один документ. Есть общие договоренности, общие слова, заявления. К сожалению, документально это не оформлено.

Пока стороны остались при своих. Россия – без денег, Украина – без газа. Я думаю, результат можно ожидать ближе к Новому году. Когда начнутся настоящие морозы, Россия посчитает, что Украина будет более сговорчивой".

ЧТО МЫ ПРОИГРАЛИ

Константин Бородин: "Если учесть, что у нас цена газа в формуле по контракту Тимошенко привязана к нефти, а нефть за последнее время подешевела практически на 17%, то также необходимо пересчитывать цену газа, которая получается по формуле. Мы видим, что запущен механизм снижения стоимости нефти. Это означает, что, как максимум, со второго квартала 2015 года, с 1 апреля, у нас цена газа по контракту Тимошенко окажется ниже 385 долларов.

Сейчас мы зафиксировали цену на какой-то непонятный период, но существует реальная перспектива того, что по контракту Тимошенко эта цифра окажется ниже 385. Но так далеко у нас, к сожалению, никто не считает".

Александр Нарбут: "Я думаю, что мы не в полной мере использовали тот период, который у нас был с начала формирования нового правительства и руководства отрасли для того, чтобы не только провести более результативные переговоры со сложным партнером, которым всегда являлась Россия, но и обеспечить более высокий уровень запасов в подземных газовых хранилищах, когда такая возможность была.

Напомню о том, что в марте месяце мы получали газ еще по цене 268,5 долларов за тысячу кубометров, и российский "Газпром" предлагал нам дополнительные объемы для поставки, которые мы не приобретали и не закачивали в подземные хранилища. Кроме того, когда стало ясно, что с 1 апреля цена поставок изменится и формула действующего контракта будет давать максимальную цену, руководство "Нафтогаза" и отрасли не обеспечило равный доступ к реверсийным мощностям украинских потребителей и трейдеров, и соответственно, само не организовало покупку газа. Мы помним, что в апреле были приобретены очень незначительные объемы.

Общий объем неиспользованных возможностей я оцениваю в 2-2,5 миллиарда кубометров, которых сегодня очень недостает. Если бы они были, мы могли бы вести переговоры с совершенно других позиций.

Кроме того, я думаю, не до конца использованы возможности создания полноценного газового оператора. Тогда был бы подписан interconnection agreement по большому реверсу со Словакией, и свободный доступ покупателей и потребителей к мощностям нашей ГТС был бы организован на принципах функционирования европейских операторов. Но этого не было сделано".

ПРОЙДЕМ ЛИ ОТОПИТЕЛЬНЫЙ СЕЗОН?

Константин Бородин: "Одно дело – договоренности, другое – их реализация. Если нынешние договоренности будут реализованы, то отопительный сезон мы пройдем. Это будет не очень просто, но в принципе шанс есть. Дефицит газа в подземных хранилищах по отношению к нормальному отопительному сезону составляет 4-5 миллиардов кубометров. С другой стороны, на сегодняшний день украинская власть не несет ответственности за обеспечение газом Крыма и Донбасса. Поэтому при условии нормального выполнения договоренностей с обеих сторон отопительный сезон уже можно пройти".

Александр Нарбут: "Заявлений очень много, они противоречивы. Если отталкиваться от того, что договоренность все-таки состоится, то я думаю, что волнения о том, что в этот отопительный сезон могут быть существенные сбои на той части Украины, которая контролируется украинской властью, - не обоснованы.

Если оправдаются другие заявления и договоренность все-таки не состоится, Россия может пойти на жесткие меры – я имею в виду прекращение транзита газа через Украину. В этом случае, конечно, сокращение поставок природного газа коснется не только промышленности, но и всех нас".