newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

"Я лежала в крови и рвотной массе..." Топ-менеджер поделилась криком души о работе в ПриватБанке

102,6 т.
ПриватБанк

Бывший корпоративный секретарь ПриватБанка Виктория Страхова, которая уволилась, отказавшись взять 500 тысяч грн за молчание, поделилась криком души о работе в компании.

Его она опубликовала на своей странице в соцсети Facebook.

"C момента назначения я работала одна – если в других банках у корпоративного секретаря есть служба, то у меня не было ничего. При этом я была корпоративным секретарем, проектным менеджером, юристом, переводчиком, PR менеджером НС – и даже персональным ассистентом, также пришлось закрывать первую эмиссию Привата. Изначально, НС хотел дать мне просто секретаря и переводчика, а себе сделать Supervisory Board Support Unit - но каждый начал пихать своих людей – мой шеф Энгин – Руслана Гриценко и еще пару человек – Руслана на 140 тыс. грн чистыми, Артем Шевалев – своего знакомого Павла Карташова на 80 тыс. грн в месяц чистыми – это не очень понравилось другим членам НС, Шлапак вообще в штыки воспринял – у него главый юрист намного меньше получает – и пригрозил – будете давить – пойду к Гройсману. Кстати, думаю, что Руслан Гриценко – это следующий корпоративный секретарь", - пишет она.

Страхова указала, что ее зарплата в ПриватБанке составляла 100 тыс. грн, но с чистой суммы (80 тыс.) она "платила за билеты, гостиницу/квартиру, мобильную связь и т.п.".

"В результате я так и осталась одна – кроме основной работы приходилось самой и всех членов НС согласовывать в НБУ (думаю, каждый знает, сколько это времени – спасибо департаменту Саши Бевза – они мне всегда шли на встречу), а иногда и перевод последовательный делать для АВШ на заседании НС (хотя у меня не идеальный английский). Самое смешное – то я даже делала акты на оплату членов НС и самостоятельно отвозила их в Днепр", - продолжила менеджер.

В результате у женщины начались серьезные проблемы со здоровьем.

"К сожалению, нагрузка и нервы сказались на здоровье, каждые критические дни становятся для меня адом. Тамипул не помогал в любых количествах, и каждое кровотечение сопровождалось рвотой. Однажды приступ был таким сильным, что чувстовала как жизнь уходит из тела. Простите, за такие подробности, но я лежала в крови и рвотной массе в ванной, и меня на земле держало только одно – это была ванна в квартире подруги (я ездила каждые 2-3 дня в Днепр и обратно, поэтому Бонька жил у нее). В общем, мои шансы забеременеть уменьшились на 50%", - поделилась она.

Страхова утверждает, что обращалась в Наблюдательный совет по поводу перегруженности работой, однако ее проигнорировали.

"После этого в марте я написала еще раз просьбу на НС – гробовое молчание в ответ. Мой шеф Энгин сказал – понимаю, что ты перегружена – но терпи, ведь СЕО и другие не захотел Supervisory Board Support Unit …. Но все бы ничего если бы НС входил в мое положение ... Но нет ... Тригером всей этой истории послужила такая ситуация: прес-релиз по McKinsey и стратегии я сделала (в англ. и укр.) и запустила до того, как сделала протокол. Артем Шевалев сказал, что то нарушение хорошей практики. Я ответила, что понимаю, но на нас и на Минфин давят, мы должны были еще 14 определиться, а я две ночи провела в поезде, отвозя акты членом НС на оплату, я устала и если сейчас буду делать протокол – наделаю ошибок – нужно на свежую голову. А мой шеф написал только: "Артем прав – нужен протокол". Спасибо за оплаченный акт никто не сказал..." - пишет она.

По словам бывшего корпоративного секретаря, от нее требовали выполнения процедур, а сами подходили к работе очень поверхностно: "Например, Артем в феврале отказывался подписать протокол с уже принятыми, пока Министр финансов не утвердит его в качестве независимого члена НС – с соответствующей оплатой. (Артема вообще думали что назначют как зависимого – но у него никто не спросил, а потом во избежание скандала замяли тему – так как иначе он бы ушел). Но Сергей Алексеенко сказал, что это давление и нарушение процедуры... При этом когда дело касалось странного интереса Сергея – нарушением процедуры он это не считал".

Читайте: Экс-руководство ПриватБанка фигурирует в уголовном производстве ГПУ

"У нас была очень неприятная история с выбором executive search компании – в "отпуске" мне пришлось этим заняться. Я сделала решение НС по поиску компании и список executive search компаний, к которым мы обратимся (взяла его из предыдущего проекта по SoB). НС его утвердил, я официально отправила бюллетни на голосование, проголосовали. И после голосования Сергей пишет – нужно также пригласить компанию Boyden. Я заикнулась – что ребята, мы же список утвердили, я бюллтени отправила... У меня же почта просматривается – как же так – как я теперь поменяю – но мне было велено менять.

Проанализировав предложения я отправила сведенные данные и предложения, а также предлагаемую модель выбора – каждый делает свой ренкинг и отпраляет мне – я все свожу и отравляю им сводную таблицу. Франсис поддержал. И тут Сергей прислает только свой рейтинг, где угадайте кто победитель... Комитет по назначениям обсудил. Стивен поддержал, а Артем нет. Но Сергей написал как "решение комитета" (хотя у нас и положений о комитетах нет – у меня руки не дошли). У меня все-таки был умный босс – который просек ситуации и мы вернулись к математической модели – результат знаете. Но видимо, ситуацию с Boyden Сергей мне не простил. Впоследствии Сергей меня обвинил в том, что я виновата, что не включила Boyden в список заранее – хотя я не специалист по таким компаниям да и компания существует только полгода в Украине", - продолжила Страхова.

Далее женщина решила обеспечить себе финансовую гарантию в случае ухода из компании.

"В общем, устав ото всего этого я решила обеспечить себе гарантию – в случае расторжения договора или его окончания получить 6 месячный оклад. Такая идея пришла мне в голову по примеру Дубровина – тот когда уходил вообще 12 попросил (при этом у мего з/п в 6.6 раза выше моей). Но сошлись на 6 – что характерно иностранцы таки не проголосовали… Но Энгин принял участие в голосовании – хоть и воздержался – так что кворум был, а решение было принято 3 украинцами – двое из которых члены Борда Укргаза – куда и возвратился Дубровин. Но меня начали кормить завтраками – потом-потом мы обсудим… А я слишком хорошо помнила ситуацию с Артемом, отказавшимся подписать протокол. Так что после таких забалтываний поставила условие – мы принимаем решение до того, как голосуем отставку Шлапака. Ее очень тяжело оформить без моей подписи и документов, которые я готовлю", - утверждает она.

По словам Страховой, во время заседания с ней даже не стали говорить отдельно.

"Они поговорили наедине с Русланом, отдельно с девушкой-юристом. А потом пригласили всех. Я сказала, что это неуважение ко мне – можно же и со мной наедине поговорить. Сначала не захотели – я развернулась и просто ушла. Оксана позвонила сказала, что готовы поговорить наедине. Я вернулась – мне сказали что это шантаж, но мне готовы выплатить 6 окладов. Я парировала – у меня есть пример аналогичный. Сергей обвинил в нарушении процедуры – они хотели рассматривать сегодняшним протоколом –я парировала – нарушением было Boyden. Мне стало так больно и обидно, что я сказала, что мне не нужны эти деньги – я предпочту другой remedy", - подытожила она.

"Я лежала в крови и рвотной массе..." Топ-менеджер поделилась криком души о работе в ПриватБанке
"Я лежала в крови и рвотной массе..." Топ-менеджер поделилась криком души о работе в ПриватБанке
"Я лежала в крови и рвотной массе..." Топ-менеджер поделилась криком души о работе в ПриватБанке
"Я лежала в крови и рвотной массе..." Топ-менеджер поделилась криком души о работе в ПриватБанке
"Я лежала в крови и рвотной массе..." Топ-менеджер поделилась криком души о работе в ПриватБанке

Как сообщал "Обозреватель", ранее один из экс-зампредов ПриватБанка Владимир Яценко опубликовал свою переписку с сотрудником банковского надзора Национального банка Денисом Новиковым, из которой следует, что чиновники НБУ принимали участие в процессе реструктуризации кредитов "Привата".