УкраїнськаУКР
EnglishENG
PolskiPOL
русскийРУС

Кризис сделал невозможным построение финансовых пирамид

438
Кризис сделал невозможным построение финансовых пирамид

С приходом кризиса мировая финансовая система перестала быть благодатной средой для «размножения» финансовых пирамид.

В мире изменились сразу два условия, которые гарантировали успешное распространение «пирамидной инфекции», пишет интернет-портал газеты «Дело».

Изменение №1 - это отток инвесторов. Финансовые пирамиды (или схемы Понци, как красиво называют пирамиды в США в память о первом громком имени «пирамидчика» Чарльза Понци, орудовавшего в стране в 1920-х годах) строятся по принципу «приведи другого»: дивиденды инвесторам, сделавшим свои вклады раньше, выплачиваются за счет вкладов более поздних инвесторов. Чем больше желающих вложить свои деньги пришло в фонд после инвестора, тем выше могут быть выплаты ему самому. Но во время кризиса люди начинают забирать свои средства из разнообразных инвестфондов. И стройная схема роста пирамид мгновенно ломается - выплачивать доход ранее пришедшим инвесторам становится не из чего. Финансовая империя Мэдоффа, к примеру, могла бы существовать еще многие годы, если бы в результате кризиса напуганные инвесторы не вывели из фонда Ascot Бернара Мэдоффа $7 млрд. «Шансов выжить у Понци (финансовых пирамид. - Ред.) с учетом массового вывода средств и отсутствия новых инвесторов нет», - резюмирует Стефен Оби, глава отдела принудительного взыскания платежей Комиссии по торговле товарными фьючерсами (Commodity Futures Trading Commission) США.

Изменение №2 - кризис доверия. Обычно финансовые пирамиды строятся на финансовой неграмотности простых людей (по крайней мере те пирамиды, которые ориентируются на вклады населения), заманивая их обещанием очень высоких процентных ставок. Николас Космо, к примеру, обещал своим клиентам от 48 до 80% дохода за год. Stanford International Bank последние 15 лет также стабильно приносил инвесторам двузначные проценты «прибыли». Украинский инвестиционный фонд King`s Capital привлекал средства под 36% годовых, а еще одна украинская компания Lionebank International - и вовсе под 54%. Обещанию Космо поверили 1,5 тыс. людей, King`s Capital - 6 тыс., кредитному союзу «Слобода-Кредит» - еще 2 тыс. Институциональные инвесторы - тоже не исключение. Основным крючком хедж-фонда Мэдоффа, на который в течение многих лет клевали другие фонды, банки и благотворительные организации, стала неизменно стабильная двузначная (в процентах) доходность инвестиций, а также авторитетность в финансовых кругах. «Мэдоффа уважали в финансовых кругах, и это хорошо помогало ему привлекать инвесторов к нечестным схемам», - говорит Тоби Вайт, аналитик международной исследовательской компании GlobalInsight.

С приходом кризиса инвесторы по всему миру стали нести колоссальные убытки. И после раскрытия «дела Мэдоффа» позитивные показатели доходов на инвестиции стали главным поводом для сомнений в честности фондов. В России Федеральная служба по финансовым рынкам опубликовала на сайтах своих региональных подразделений список компаний, в деятельности которых были выявлены признаки финансовых пирамид. Таковых оказалось шестнадцать. Регуляторные власти США, которые раньше мало внимания уделяли подобным расследованиям, стали пристально отслеживать деятельность финансовых институций. А веру в Stanford International Bank, к примеру, и вовсе погубил венесуэльский аналитик Алекс Далмады, заинтересовавшийся слишком хорошими как для кризиса показателями банка. Его насторожило то, что, согласно отчетности, банк сумел не пострадать на волатильных рынках, хотя официально SIB занимался исключительно торговлей акциями и не выдавал кредитов (что могло бы объяснить то, что его доходность в прошлом году составила 1,3%, в то время как индекс S&P 500 упал на 39%).

Дела Мэдоффа и Стэнфорда взорвали общество. Интернет заполнился инструкциями о том, как не попасть на крючок к очередному последователю Понци. Одни советуют не доверять свои деньги сложным финансовым группам с аффилированными компаниями в оффшорах и обязательно узнать, кто занимается аудитом фонда. Аудиторская компания, проверявшая фонд Ascot Мэдоффа, состояла всего из трех человек. Ее 70-летний руководитель, живший за сотни километров от офиса, секретарь и один практикующий аудитор вряд ли могли серьезно проверить фонд, под руководством которого находились десятки миллиардов долларов инвестиций. Другие советуют инвесторам оценить реальность обещаемой фондами доходности. И ни в коем случае не верить тем, кто обещает стабильные процентные ставки (особенно в условиях кризиса). Третьи советуют проверять менеджмент компании. Финансовый директор SIB Джеймс Дэвис, к примеру, оказался соседом Стэнфорда по комнате в общежитии во время учебы в колледже, а другое действующее лицо этой истории - директор по инвестициям Stanford Financial Group Лора Пендергест-Холт - до прихода на эту должность даже не имела опыта в сфере финансовых услуг.

Впрочем, гарантировать, что этих мер окажется достаточно, чтобы обезопасить себя от финансовой пирамиды, не может никто. Но дело не только и не столько в изворотливости мошенников. Дело в том, что c углублением экономического кризиса финансовыми пирамидами могут оказаться изначально вполне приличные банки и фонды, бизнес которых просто не выдержал испытания кризисом, и они стали выплачивать прибыль своим инвесторам за счет других вкладчиков.

Читайте по теме:

От пирамиды Медоффа пострадали 3 млн человек

Аделаджа прямо причастен к организации пирамиды

Спилберг стал жертвой "пирамиды века"

Банки по всему миру попали в финансовую пирамиду

Кризис сделал невозможным построение финансовых пирамид