newspaper
flag
УкраїнськаУКР
flag
EnglishENG
flag
PolskiPOL
flag
русскийРУС

Налоговая система Украины уже готова ко вступлению в ЕС – Бамбизов

19,9 т.
Евгений Бамбизов

Многим в это сложно поверить, но за последние три года украинская налоговая система постепенно преобразовалась до такой степени, что готова влиться в общую систему Европейского Союза. Как утверждает глава Центрального офиса крупных налогоплательщиков, уже до конца 2017 года могут быть окончательно решены ключевые проблемы. "Обозреватель" представляет вторую часть эксклюзивного интервью Евгения Бамбизова.

Первую часть интервью читайте здесь.

— Поменялось ли что-то в рейтинге крупнейших налогоплательщиков Украины?

—На сегодняшний день топовая десятка не изменилась. Основными плательщиками остаются предприятия госсектора, так называемые национальные акционерные компании: НАК "Нафтогаз Украины", "Укргаздобыча", "Энергорынок", "Укртрансгаз". Также в лидерах остаются предприятия-производители табачных изделий, поскольку львиную долю акциза и НДС выплачивают именно они. К сожалению, многие из табачников сегодня являются убыточными, и для нас это большая проблема.

Короче, курим и качаем газ, как белочки-энерджайзеры…

—У меня огромное желание увидеть на лидерских позициях высокотехнологические отрасли промышленности, но к сожалению, у нас этот сектор пока один из отстающих. В то же время, думаю, что в ближайшем будущем это изменится. "Южмаш", "Антонов", Харьковский танкостроительный еще себя покажут. И еще сотни предприятий.

— Что с банковским сектором? Особенно интересует ПриватБанк, который в конце 2016 года стал государственным. Интересно, насколько они смогли подняться или опуститься?

—Интересный факт: непосредственно перед сменой собственника мы провели проверку в ПриватБанке. В итоге начислили около 200 млн гривен налогов, успешно отстояли свою позицию в суде и получили эти деньги в бюджет.

Читайте: Исчезновение экс-топов ПриватБанка: появилась реакция Коломойского

—То есть вы еще смогли урвать кусочек?

—Неплохой прецедент.

Что касается банковского сектора в нашем Офисе, он значительно сократился за последних два года. Только из числа крупных плательщиков в стадию ликвидацию перешли 34 банка. Большая часть банков находится в состоянии убыточности. Это связано с формированием страховых резервов и сомнительной задолженности.

— В "Вестнике" печатали топ-100 крупнейших плательщиков: некоторые компании показывают прибавку в уплате налогов даже не по 100%, не 300%, а в тысячи процентов. С чем это связано?

— Мы, видимо, действительно стали лучше работать. Плюс не стоит все-таки сбрасывать со счетов реорганизацию, которая произошла в Офисе. Изменения в подходах к администрированию прямо отразились на поступлениях как НДС, так и налога на прибыль.

Плюс решен вопрос с кредитами. Ведь с чем были связаны убытки многих предприятий и снижение показателей деятельности? Скачки гривни, которые произошли в 2014 году, повлекли курсовые разницы по валютным задолженностям, что привело к общему снижению показателей. Прошел год-два – и часть этих задолженностей была погашена, предприятия пересмотрели свои кредитные обязательства (где- то реструктуризировали, где-то погасили) и естественным путем вышли на прибыльную деятельность.

— В этом контексте не могу не поинтересоваться итогами судебных боев с известными акционерами "Укрнафты". Как сейчас обстоят дела?

— У нас до сих пор есть проблемные вопросы с "Укрнафтой". Они находятся в плоскости существования и погашения налогового долга. К сожалению, на сегодняшний день фиксируем рост налогового долга по предприятию, так как они системно его не гасят. Со своей стороны, мы проводим ту работу, которая предусмотрена Налоговым кодексом Украины, в том числе и опись имущества.

Судебные процессы еще идут, окончательное решение не принято. Мы стоим на своих позициях. Вся сумма налогового долга, которая существует на предприятии, на сегодняшний день полностью обеспечена залоговыми активами.

Читайте: Эксперт: предоставление налоговой рассрочки – правильная норма, ГФС действует в рамках полномочий

— Кстати, вы часто идете в суд?

— Было достаточно много споров с различными предприятиями. 2016 год и начало 2017-го были достаточно успешными. Мы выиграли суд по НАЭК "Энергоатом", который у нас длился достаточно длительное время. Это колоссальная сумма в 1,5 млрд гривен.

В прошлом году начали достаточно серьезный спор с "Киевстаром", который на сегодняшний день продолжается. Суть спора заключается в проведении транзакций с фиктивными предприятиями. Были вопросы и к "Укрзалізничпостач", которая также находилась в плоскости проведения сомнительных транзакций и которые мы также успешно отстояли в суде.

На сегодняшний день мы отмечаем смещение наших акцентов и векторов проведения контрольно-проверочной работы эффективных транзакций в сторону налога на прибыль, проведения проверок ценообразования, выведения капитала, проверок обоснованности переменных процентных ставок по тем или иным финансовым ресурсам и так далее, то есть, мы уходим в комплексное выявление механизмов уклонения от уплаты налога на прибыль.

То есть вы сформировали действительно хорошо отработанный механизм, который позволяет не просто выявлять схемы, но их и пресекать. Потому что схемы— ничего нового, велосипед никто не придумал, просто объемы совершенно разные. Почему бы не переложить систему работы Офиса крупных плательщиков на простых налогоплательщиков?

— Не думаю, что это можно системно применить принципы администрирования крупных плательщиков ко всем плательщикам нашей страны. У нас в Офисе на учете - всего 2800 субъектов. Примерно такое же количество сотрудников, которые сопровождают каждого клиента.

Когда я возглавлял территориальное управление области, то там только в одном районе количество плательщиков превышало 40 тысяч. Это только юридических лиц, соответственно, обеспечить индивидуальное сопровождение априори невозможно. Поэтому мы идем по пути внедрения электронных сервисов, которые обеспечат для всех единые условия и сделает невозможным проведение каких-либо сомнительных финансовых транзакций.

Сейчас в Украине зарегистрировать предприятие и получить свидетельство плательщика НДС можно за один день. А чем будет заниматься это предприятие на момент регистрации – мы же определить не можем, и никто не может. И сейчас мы абсолютно правильно движемся в направлении создания системы, которая делает в принципе невозможным налоговое мошенничество.

Читайте: Отмена налога на пенсию в Украине: стало известно, кого коснется решение

И в международных операциях?

— В вопросе контроля внешнеэкономической деятельности наших плательщиков основную роль играет информации. Основной механизм получения информации от наших зарубежных коллег – это архаичная переписка. От некоторых стран Европейского Союза мы в принципе не получаем никакой информации, поскольку Украина не имплементировала шаги BEPS ( План действий по вопросу противодействия размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из-под налогообложения Организации экономического сотрудничества и развития – ред.), мы просто не имеем доступа к необходимой нам информации, чтобы оперативно принимать решения в сфере трансфертного ценообразования.

— Что нужно? Закон?

— Нужно имплементировать шаги BEPS. Этим занимается Минфин. Внедрить их у себя, внедрить механизмы обмена информацией, присоединиться к мировому сообществу в части обмена информацией и оперативно обмениваться информацией для того, чтобы пресекать размывание налоговой базы налога на прибыль, смещение точки уплаты налога на прибыль от одних юрисдикций в другие юрисдикции, с более низкими процентными ставками налогообложения. Этим сейчас занимается Европа, США, это тот высший пилотаж, к которому мы должны стремиться.

Вы можете утверждать, что в темпах реформ Офису можно завидовать?

— На самом деле за последнее время сделано многое. Я работаю в ГФС достаточно давно: 10 лет назад мы не знали не только, что такое электронное администрирование - акты писали от руки. На сегодняшний день акт проверки по крупному плательщику — это документ, который превышает 500 страниц. Не было Налогового кодекса, мы пользовались законодательством 1991 года. О существующем на сегодняшний день уровне технического информационного оснащения можно было только мечтать. То же можно рассказать и об уровне сервиса для плательщиков. Сейчас все меняется серьезно и быстро, системные шаги дают толчок, чтобы служба выходила на новый уровень.

— Говорят, что системные реформы дают плоды через три года. Вот уже первые есть. Какие можно уже сейчас посеять семена, чтобы это дерево дало через три года плоды?

— Закрытие схем по возмещению НДС — это уже большой плюс. Дальше нужно системно работать с двумя оставшимися налогами: налогом на прибыль и акцизным налогом. В части последнего Служба уже будет двигаться к введению электронной акцизной марки и к электронному введению всего акцизного налога. Это неизбежно. Что касается налога – это действительно тот налог, который требует одновременно творческого подхода и глубоких фундаментальных знаний. Я думаю, что мы постепенно придем к европейской практике. Даже при отсутствии желания с нашей стороны коллеги-иностранцы вынудят нас играть по европейским правилам, чтобы мы были полноценно интегрированы в полноценное европейское сообщество, иначе и быть не может.

Читайте: Вовремя сбежали: в Евросоюзе решили сменить формат шенгенской визы

— Если заглянуть на три-пять лет вперед. Буду оптимистичной. Европейский Союз скажет: "Welcome, Ukraine!" Готова ли налоговая система Украины к внедрению в такую систему, как ЕС?

— Налоговая система Украины готова.

— Со своим НДС?

— Я думаю, что вопрос НДС в течение одного-двух месяцев уйдет в историю. Судя по тем темпам, которые у нас на сегодняшний день есть по части возврата НДС, думаю, что мы ликвидируем существующую задолженность до конца года безусловно. Дальше мы планируем сосредоточиться на администрировании других налогов, отдельное внимание уделим налогу на прибыль — это нормальная европейская практика.

— Сборы растут. Можно ли говорить о серьезном росте экономики в ближайшее время?

— Я думаю, что ВВП будет расти. Во-первых, если мы введем для всех понятные и одинаковые условия игры, то получим нормальное инвестиционное поле. Во-вторых, надеюсь, что наши парламентарии уйдут из сферы популизма в сферу практической деятельности, и мы уйдем от упрощенки.

Мы понимаем, что именно там находится огромная дыра, в том едином налоге, который на сегодняшний день существует. Мировая повсеместная практика — это введение кассовых аппаратов у любого торгующего частного предпринимателя, любого торгующего субъекта. В Украине же до сих пор оставили нишу для ЧП в 1 млн гривен, и в этой нише частные предприниматели имеют право не пользоваться кассовым аппаратом. Это огромное поле для мошенничества, просто огромное. Как только мы поставим кассовые аппараты и обеспечим нормальный контроль над выдачей товарного чека, это будет огромная победа для нас всех.

— Готовы ли вы расширить список клиентов в Офисе крупных налогоплательщиков?

—Мое большое желание и твердое намерение – пересмотреть список в сторону уменьшения количества.

У нас есть несколько проблем. Первая - морально устаревшая система критериев определения крупных плательщиков, которая приводит к ежегодной миграции плательщиков из одного налогового органа в другой. Я хочу прекратить эту миграцию. Список крупных плательщиков должен быть постоянный, понятный и в нем должны быть действительно крупнейшие предприятия, лидеры украинской экономики.

Читайте: Гройсман не дожал: Рада отказалась менять Госбюджет одним махом

Вы отнимаете у людей мотивацию!

— Быть крупным плательщиком?

— Конечно! Увеличивать прибыль, платить налоги, попадать к вам.

— Мы получили серьезный прирост крупных плательщиков в 2017 году: в 2016-м их было 1700, сейчас – 2800. Это огромная разница. К сожалению, мы физически не можем всех обслужить на том уровне, которого они заслуживают, увеличить штат нет возможности. Кроме того, чтобы вникнуть в деятельность плательщика, нужно какое-то время, как минимум квартал, а то и больше. Нужно проанализировать всю его отчетность, посмотреть всю его налоговую историю, поднять материалы проверок. Грубо говоря, если у нас плательщик задерживается на год, мы три месяца с ним только знакомимся, через 9 месяцев только начинаем его понимать и обслуживать, а потом он уходит на обслуживание в другие территориальные органы… Это не имеет никакого смысла.

В Офисе обслуживаются около действительно крупных 900 плательщиков, состав которых в принципе не меняется. Причем все они подходят под одни общие критерии. Поэтому для меня основной задачей является усовершенствование и законодательное закрепление этих критериев, которые бы формировали реальный список крупных плательщиков. Мы подготовили свои предложения, согласовываем их с Минфином и профильным комитетом. Надеюсь, до конца года Верховная Рада все-таки примет изменения в Налоговый кодекс и даст нам возможность обеспечить достойный сервис для наших плательщиков – основных наполнителей бюджета.